Как появилось радио

Попов или Маркони? Кратчайшая история радио до наших дней

Как появилось радио

История радио началась, когда Александру Попову было шесть лет, а его визави Гульельмо Маркони даже не родился.

В 1865 году один из величайших физиков XIX века Джеймс Максвелл опубликовал статью “Динамическая теория электромагнитного поля”, где математически описал электрическое и магнитное поля.

Его уравнения указывали на то, что свет представляет собой колебания электромагнитного поля и что могут существовать другие электромагнитные волны, невидимые глазу.

“Александр Попов с женой Раисой Алексеевной, 1883 год”. Экспонат выставки «Семейный альбом» в Военно-историческом музее Санкт-Петербурга, 2009 год

© Вадим Жернов/ТАСС

На то, чтобы обнаружить такие волны, ушло еще 20 лет. В 1880-х годах Генрих Герц сумел получить их с помощью электрического разряда. Немец доказал, что эти волны отражаются от разных поверхностей и преломляются при прохождении через призму из битума, непрозрачную для видимого света.

Сообщения об опытах Герца подстегнули интерес ученых по всему миру. В августе 1894 года британец Оливер Лодж прочел лекцию о радиоволнах, где среди прочих опытов продемонстрировал, как они передаются на расстояние примерно полсотни метров.

Но Лодж скорее развивал эксперименты по обнаружению радиоволн, чем целенаправленно разрабатывал новое средство связи. Физики могли фиксировать волны на все большем расстоянии, но до Попова и Маркони дальность не превышала сотни метров.

Для практического применения этого было мало.

7 мая 1895 года Александр Попов представил прибор для регистрации электромагнитных всплесков при грозовых разрядах, а спустя год, 24 марта 1896-го, продемонстрировал передачу радиосообщения из одного здания в другое.

Гульельмо Маркони тоже сконструировал сначала “разрядоотметчик”, а затем и радиотелеграф, причем еще в 1894–1895 годах, но свои передатчик и приемник показал публике только в сентябре 1896-го.

Сделал он это не на родине, а в Великобритании: итальянское министерство телеграфа и почты работой 20-летнего изобретателя не заинтересовалось.

Можно сказать, что и Попов, и Маркони изобрели радиопередачу независимо друг от друга, опираясь на эксперименты Герца, а тот, в свою очередь, использовал созданную Максвеллом теорию.

Так 1896 год стал годом рождения радио. Посылать в эфир голос с музыкой тогда еще не умели — можно было лишь зафиксировать, что неподалеку излучались радиоволны. Сигнал передавали азбукой Морзе, попеременно включая и выключая передатчики.

Ими служили так называемые разрядники: они создавали радиоволны, если между двумя контактами пропускали искру. Разрядники оказались тупиковой ветвью технической эволюции: эти сложные громоздкие установки потребляли очень много энергии и вдобавок испускали сигналы сразу по всему радиодиапазону, мешая друг другу.

По сути, первое радио было беспроводным телеграфом, к тому же неудобным.

Шаг второй: теплый ламповый звук

Сама по себе волна, если ее частота и амплитуда постоянны, не несет никакой информации сверх простого “передатчик включен”. Поэтому для передачи звука или других данных сигнал нужно модулировать, то есть изменять волну во времени. Аппараты Попова и Маркони не позволяли это сделать.

Чтобы повлиять на частоту или амплитуду волны, нужны детали, способные менять протекающий через них ток в ответ на слабый электрический сигнал. Этими элементами стали радиолампы — стеклянные баллончики с откачанным воздухом и впаянными металлическими частями вроде тех, что уже использовались для освещения.

Несмотря на хрупкость, ненадежность и нагрев во время работы, лампы позволили создать “полноценное” радио и еще множество других полезных изобретений: от радиоуправляемой техники (первая попытка создать беспилотный самолет была предпринята еще в Первую мировую войну) до телевидения и радаров. Радио пришло даже в кухонную технику — еда в микроволновых печах разогревается именно так.

Теория Максвелла и опыты Герца позволили передавать сигнал без проводов, сквозь непрозрачные препятствия и на многие сотни километров. Изобретение радиоламп и развитие электроники сделало возможным передачу сначала звука, потом изображения — и радио появилось в каждом доме. Следующей революцией был переход к “цифре” на замену аналоговой технике.

Шаг третий: числа и компьютеры

Третья революция, как когда-то — работы Джеймса Максвелла, тоже была связана с математикой. Но цифровой скачок в XX веке начался не с построения теории об устройстве материи, а с нудных арифметических расчетов.

Ко времени между мировыми войнами наука и техника развились настолько, что большинству квалифицированных кадров постоянно приходилось что-то считать.

Бухгалтеры сводили баланс, инженеры рассчитывали прочность конструкций, государственные служащие вели учет, а ученым нужно было обрабатывать результаты экспериментов.

С началом новой войны специалистам пришлось взламывать вражеские шифры и вести расчеты для создания ядерного оружия. Всем им нужна была универсальная и быстрая вычислительная машина.

Первые такие агрегаты делали механическими, но вскоре инженеры нашли решение куда удачнее. Если морзянка кодирует буквы, то схожие сигналы можно использовать и для цифр.

Электрические импульсы, несущие сигнал, распространяются со скоростью света, поэтому операции с ними занимают ничтожные доли секунды.

Кодирование чисел электрическими сигналами и создание электронных схем для обработки и хранения таких сигналов позволили создать универсальный вычислитель. По-английски “вычислять” будет to compute. Устройство так и назвали — компьютер.

Вскоре стало понятно, что серия электрических импульсов может кодировать не только числа, но и те же буквы, что можно взять картинку или звук и превратить их в последовательность сигналов.

Универсальность компьютера позволяла не просто вести инженерные или бухгалтерские расчеты, но и выполнять любую программу — в теории, делать с любой информацией все, что угодно.

Вот только радиолампы, несмотря на все ухищрения инженеров, продолжали греться и перегорать, поэтому собрать компьютер было весьма трудоемкой задачей.

Шаг четвертый: полупроводники

Проблему решили с помощью полупроводниковых транзисторов. Подобно радиолампам, транзисторы меняли проходящий ток под действием слабого сигнала, но потребляли меньше энергии и занимали меньше места. В современных микросхемах размером с ноготь бывает несколько миллиардов транзисторов, которые безотказно работают десятки лет.

Мечта о массовом распространении компьютеров постепенно стала реальностью. Сделать устройство, которое прослушивает радиоэфир и вылавливает из него сотни миллионов импульсов в секунду? Запросто. Добиться того, чтобы эти импульсы на лету превращались в поток чисел, который затем обсчитывают сложные программы? Смешная задача для современной электроники.

Превратить эти числа в серию команд для нескольких миллионов других устройств попроще? Легко! Предусмотреть, чтобы то же самое устройство умело хранить в памяти текст нескольких тысяч толстых книг, умело обрабатывать сигналы с обычных радиостанций, а еще одновременно вело сложные геодезические расчеты? И чтобы работало от карманной батарейки? Элементарно.

Все это делает любой смартфон. Серию радиоимпульсов из сети Wi-Fi или от вышки мобильной связи он превращает в видео на экране, состоящем по меньшей мере из миллиона (1280*768) точек. У каждой из них есть три отдельных элемента для разных цветов. Больше половины наших читателей просмотрят этот текст с мобильного устройства — следовательно, воспользуются радиосвязью.

Те же принципы лежат в основе спутникового интернета и навигации, цифрового телевидения, беспилотников. Бесконтактные банковские карты, проездные билеты, электронные пропуска тоже отчасти повторяют опыты Герца с передачей сигнала без проводов между близко расположенными антеннами.

И даже магнитно-резонансный томограф просвечивает тело не рентгеновскими лучами, а радиоволнами, и построение самой томограммы немыслимо без цифровых методов.

Все это было бы невозможно без громоздких грозоотметчиков и аппарата, отбивающего морзянку в воздух, и их изобретателя Александра Попова.

Алексей Тимошенко

Источник: https://nauka.tass.ru/nauka/8409653

История радио

Как появилось радио

День рождения радио отмечается в нашей стране 7 мая. В этот день в 1895 году российский физик Александр Попов осуществил первый в мире сеанс радиосвязи с помощью созданного им радиоприемника.

Прошло всего 120 лет – и мы уже не представляем свою жизнь без радио и его продолжений: телевидения, мобильной связи, Интернета, то есть видов связи, основанных на передаче физического (электрического или электромагнитного) сигнала.

Попробуем кратко проследить эволюцию технической мысли: от мечты человечества до ее современной реализации.

Сигнальные огни и воздушные змеи

Необходимость передавать информацию на большие расстояния возникла у человечества еще на заре первобытной цивилизации. Поначалу для этого использовали дым костра или отраженный солнечный свет, сигнальные огни или голубиную почту.

Этими способами люди обходились на протяжении тысячелетий, вплоть до изобретения флажковой сигнализации (в конце XVIII века) и телеграфа (в 1832 году).

Однако со временем передаваемая информация становилась все более сложной, что привело к созданию новых систем.

Британская голубиная почта

Слово «радио» в переводе с латинского radiare означает «излучать, испускать лучи». Основой радио являются электромагнитные волны. Сегодня это известно каждому школьнику, но человечество догадалось об их существовании лишь в конце XVII века – и то смутно.

Потребовалось еще два столетия, чтобы английский ученый Майкл Фарадей в конце 1830-х годов, наконец, уверенно заявил об обнаружении электромагнитных волн.

Еще через 30 лет другой ученый из Великобритании Джеймс Максвелл закончил построение теории электромагнитного поля, которая и нашла свое применение в физике.

Примерно в это же время американский дантист Малон Лумис (Mahlon Loomis) заявил о том, что открыл способ беспроволочной связи. Сигнал передавался при помощи двух воздушных змеев, к которым были прикреплены электрические провода. Один из них был антенной радиопередатчика, второй – антенной радиоприемника.

При размыкании от земли цепи одного провода отклонялась стрелка гальванометра и в цепи другого провода. По утверждениям изобретателя, сигнал передавался на расстояние более 22 км. В 1872 году Лумис получил первый в мире патент на беспроводную связь. Но, к сожалению, документ не содержит детального описания устройств, использованных изобретателем.

Чертежи его аппаратов также не сохранились.

В 1880–1890 годы практически одновременно ряд ученых провели успешные эксперименты по использованию электромагнитных волн, применив при этом усовершенствованные элементы. Вот почему сегодня сразу несколько стран претендуют на звание изобретателя радио.

В Германии первооткрывателем способов передачи и приема электромагнитных волн считают Генриха Герца. Он сделал это в 1888 году. Кстати, сами волны длительное время назывались «волнами Герца» (Hertzian Waves).

Усиливающий передатчик Тесла

В США уверены, что заслуга изобретения радио принадлежит Николе Тесле, запатентовавшему в 1893 году передатчик, а в 1895-м – приемник. Кстати, в 1943 году его приоритет перед Маркони был признан в судебном порядке.

Это связано с тем, что аппарат Маркони и Попова позволял осуществлять только сигнальную функцию, используя в том числе азбуку Морзе. А устройство Теслы могло преобразовывать радиосигнал в акустический звук.

Такую конструкцию имеют и все современные радиоустройства, в основе которых лежит колебательный контур.

Гульельмо Маркони

И все же большинство стран считает создателем первой успешной системы обмена информацией с помощью радиоволн (радиотелеграфии) итальянского инженера Гульельмо Маркони. Он добился этого в 1895 году. Российский физик Александр Попов отстал от него всего на один месяц.

Радио в России

7 мая 1895 года Александр Степанович выступил на заседании Русского физико-химического общества в Санкт-Петербурге с лекцией «Об отношении металлических порошков к электрическим колебаниям», на которой, воспроизводя опыты Лоджа c электромагнитными сигналами, продемонстрировал прибор, схожий в общих чертах с тем, который ранее использовался Лоджем. Попов внес в конструкцию усовершенствования: в его радиоприемнике молоточек, встряхивавший когерер (трубку Бранли), работал не от часового механизма, а от радиоимпульса.

Первое радио Попова

Современники Попова признавали, что его конструкция представляла собой прибор, который впоследствии был использован для беспроводной телеграфии. Сам Попов приспособил прибор для улавливания атмосферных электромагнитных волн и назвал его «грозоотметчик».

Устройство Попова отличалось чувствительностью и надежностью. В первых опытах по радиосвязи, проведенных в физическом кабинете, а затем в саду Минного офицерского класса, приемник обнаруживал излучение радиосигналов, посылаемых передатчиком, на расстоянии до 60 м.

В апреле 1896 года опять же на заседании Русского физико-химического общества Попов, используя вибратор Герца и приемник собственной конструкции, передал на расстояние 250 м радиограмму: «Генрих Герц». Таким образом, можно считать, что именно Попов первым сумел продемонстрировать возможность передавать радиосигнал, который нес в себе определенную информацию.

Первые радиостанции в России были заказаны царем у французской компании «Дюкрет». Консультантом при выполнении этих работ был Попов.

К 1917 году радио уже стало средством массовой информации. А вскоре Российское телеграфное агентство стало рассылать информацию подписчикам за установленную плату.

В 1918 году появилась радиостанция «Вестник РОСТА», а с 1921 года стала возможна передача музыки и ого вещания. В эфире Советского Союза зазвучали стихи призывного характера, сатирические рассказы, а в 1923-м был дан первый радиоконцерт.

Во время Великой Отечественной войны в эфир выходили передачи «Письма с фронта», «На фронт» и сводки от Советского информационного бюро, а 24 июня 1945 года была проведена трансляция Парада Победы на Красной площади.

В 1945 году 7 мая в СССР широко праздновалось 50-летие со дня изобретения радио. В связи с этим правительство страны приняло решение считать эту дату ежегодным Днем радио.

Уже не просто радио

Сегодня День радио – это профессиональный праздник не только тех, кто занимается передачей информации. Непосредственное отношение к нему имеют и те, кто занимается защитой информации, создает устройства радиоэлектронной борьбы (РЭБ), системы навигации и прочее сложнейшее радиоэлектронное оборудование. Перечислить все невозможно, расскажем лишь о трех, самых новых разработках.

В 2014 году для российского YotaPhone была создана система защиты информации при помощи технологии ViPNet. Благодаря этому устройству, смартфон становится недоступен для взлома не только обычным злоумышленникам, но и профессиональным организациям и даже, возможно, спецслужбам других стран.

Из-за массовой компьютеризации и повсеместного внедрения сетевых технологий огромную актуальность приобретают разработки в области кибербезопасности.

Под угрозой кибертерроризма находятся сегодня сведения, составляющие государственную тайну, и высокотехнологичные промышленные объекты, глобальные транспортные узлы и пропускные терминалы, системы электронных платежей и интеллектуальные устройства автоматизации. Разработками в сфере кибербезопасности активно занимаются специалисты КРЭТ.

Недавно они отправили на экспертизу в Минкомсвязи России новейшие образцы отечественных средств защиты информации (СЗИ). А в 2015 году намерены приступить к организации технологической линейки по их созданию.

И наконец, новый комплекс средств коротковолновой связи для высших звеньев управления Сухопутных войск «Антей», серийное производство которого началось в феврале 2015 года. Он обеспечивает передачу данных на расстояние до 4 тыс.

км (полевой радиоцентр) и до 8 тыс. км (стационарные радиоцентры) даже в сложной помеховой обстановке. «Антей» создан специалистами Объединенной приборостроительной корпорации.

Подобных разработок в отечественной радиопромышленности не было около 30 лет.

Источник: https://rostec.ru/news/4516466/

День радио: изобретение инженера Попова

Как появилось радио

125 лет назад, 7 мая 1895 года, русский инженер Александр Попов продемонстрировал созданный им прибор для связи на расстоянии.

Это изобретение стало одним из величайших в истории науки и техники — в конечном счете, именно оно стало предвестником нынешнего информационного общества, впервые сделав возможной сверхбыструю доставку новостей. «Известия» вспоминают о судьбе инженера Попова и его изобретения.

Русский приоритет

Что же произошло в этот день — 27 апреля по старому стилю, 7 мая по новому? Дело было на первый взгляд сугубо научное.

В Санкт-Петербурге на заседании физического отделения Русского физико-химического общества 35-летний физик Александр Степанович Попов продемонстрировал работу своего чудо-прибора — грозоотметчика.

Он показал его во время лекции «Об отношении металлических порошков к электрическим колебаниям».

commons.wikimedia.org/Gustav Partheil

Грозоотметчик Попова

Это был сконструированный Поповым прибор «для показывания быстрых колебаний в атмосферном электричестве», который мог быть приспособлен для передачи информации.

Первый аппарат Попова обнаруживал излучение радиосигналов, посылаемых передатчиком, на расстоянии до 60 м. Можно было передать позывной из одной комнаты в другую. О подобном устройстве Попов мечтал с юности.

Изучая электромагнитные волны, он понял, что пришел к своему протоприемнику.

В то время мало кто из маститых исследователей, собравшихся в зале общества, осознавал масштаб этого открытия. Вряд ли они могли представить, что всего через три десятилетия радио заменит миллионам людей и газету, и театр, и концертный зал. Они думали о другом. О возможном применении открытия в военном деле, в особенности — на флоте.

Свое сообщение Попов завершил такими словами: «В заключение могу выразить надежду, что мой прибор при дальнейшем усовершенствовании может быть применен к передаче сигналов на расстояние при помощи быстрых электрических колебаний, как только будет найден источник таких колебаний, обладающих достаточной энергией». Ученые мужи поаплодировали ему — и с 1925 года этот славный день считается днем рождения радио.

Попов вместе с соратниками (из них прежде всего следует упомянуть радиотехника Петра Рыбкина) постоянно занимался усовершенствованием своего аппарата.

И через год он первым в мире сумел передать азбукой Морзе на расстояние 250 м сообщение, состоявшее из двух слов — «Генрих Герц».

Так ученый хотел отдать дань уважения недавно умершему немецкому коллеге, который доказал существование электромагнитных волн.

Попов или Маркони?

Первой сферой применения этих изобретений стал Российский военный флот. Сначала с помощью приборов Попова и Рыбкина улавливали приближение грозы и бури — и достаточно успешно. А в 1902 году на Черном море Попову удалось наладить радиосвязь между береговыми службами, маяками и кораблями в прибрежной зоне от Одессы до Севастополя.

Попов не делал секрета из своего изобретения и даже опубликовал его описание. А примерно через год итальянский изобретатель маркиз Гульельмо Маркони подал патентную заявку на весьма похожий аппарат. Плагиат или одновременное озарение? В истории науки часто бывает и то и другое. Маркони был талантливым радиотехником и, что немаловажно, умел привлекать к своим опытам меценатов.

Именно он в ноябре 1897 года построил и оснастил первую в мире стационарную радиостанцию — возле британских берегов, на острове Уайт в проливе Ла-Манш. Безусловно, это тоже крупное и эффектное историческое событие, и заслуги Маркони нельзя преуменьшать. Но, по сути, обустройство радиостанции на острове Уайт связано с модернизацией изобретения Попова.

В годы Первой мировой были созданы технические основы для первых радиопередач на широкую аудитории. Эта индустрия развивалась на удивление быстро: уже к началу 1930-х появилась целая плеяда радиопрофессионалов, настоящих артистов своего дела.

Даешь радио!

Первые радиопередачи в нашей стране шли из Нижегородской лаборатории в «незабываемом 1919 году». Регулярное радиовещание началось летом 1921-го. А через год в Москве появилась шуховская радиобашня. С нее трансляции шли на 10 тыс. км. Как рапортовали газеты, в этом смысле наша Шаболовка была мощнее парижской Эйфелевой башни, на которой еще с 1906 года размещались радиостанции.

В начале сентября 1922 года в Москве был дан первый радиоконцерт с участием артистов Большого театра и лучших консерваторских музыкантов. Всем стали известны «дисциплинирующие» слова дикторов: «Внимание! Говорит Москва!».

7 ноября 1925 года был проведен первый прямой радиорепортаж о праздничном параде с Красной площади — с учетом зарубежной аудитории, сразу на четырех языках. В тех городах и поселках страны, куда радиовещание еще не пришло, проходили митинги с транспарантами «Даешь радио!».

Его считали вторым «советским чудом» после «лампочки Ильича».

Вспомнили и про 7 мая, про первый опыт Попова. Праздник учредили 95 лет назад, когда в Советском Союзе широко отмечали «30-летие радио». Отрекаясь от старого мира, новая власть никогда не отрицала заслуг Попова.

Его в те дни по праву величали русским самородком, прогрессивным ученым и великим изобретателем. Радиовещание набирало ход, становилось важнейшим «коллективным агитатором» и просветителем.

Из репродуктора люди узнавали о реформах и репрессиях, о победах и поражениях, о начале войн и великих строек.

СПбГЭТУ «ЛЭТИ»

В честь радио в Советском Союзе называли улицы и поселки — и это никого не удивляло. Дело в том, что радио помогало советской власти решать свои главные задачи. Во-первых, радио сплачивало страну в единый централизованный организм. Для этого просто необходим был голос диктора, звучавший «от Москвы до самых до окраин».

Во-вторых, это был самый эффективный инструмент ликбеза. Именно радио научило миллионы людей основам русского литературного языка. «Театр у микрофона» приучил наших дедушек и бабушек к русскому литературному языку в версии Малого и Художественного. В-третьих, это пропаганда.

Во всех смыслах этого скомпрометированного, но необходимого понятия.

В шорохе мышином..

Детям радио заменило фольклор, «устное народное творчество», рассказы дедушек и бабушек, которых войны и революции разбросали по городам и весям. В 1925 году вышли в эфир «Радиопионер» и «Радиооктябренок». В 1934-м занялась «Утренняя зорька», позже переименованная в «Пионерскую».

А для самых маленьких с начала 1930-х годов выходил радиожурнал «Малыш».

По радио разговаривали с детьми Корней Чуковский и Агния Барто, Сергей Михалков и Лев Кассиль, в детских радиоспектаклях и передачах участвовали лучшие актеры обеих столиц — Осип Абдулов, Ростислав Плятт, Алексей Консовский, Мария Петрова, Мария Бабанова, Александр Борисов, Юрий Яковлев…

О детях на радио не забывали даже в тяжелые военные годы.

В 1944 году в эфир вышла захватывающая викторина «Угадайка», а вскоре после Победы зазвучали позывные «Клуба знаменитых капитанов»: «В шорохе мышином, в скрипе половиц медленно и чинно сходим со страниц…

» Премьера передачи состоялась в канун первого мирного Нового года. Писатели Владимир Крепс и Климентий Минц собрали в студии знаменитых путешественников и моряков, героев любимых книг, озвучивали которых знаменитые актеры.

ТАСС/Олег Иванов

Николай Литвинов во время записи детской радиопередачи «Веселый поезд», 1980 год

Ярчайшей личностью детского радио был Николай Владимирович Литвинов. Вершиной его творчества стал радиоспектакль «Буратино», в котором актер и режиссер не без помощи хитрых технических средств сыграл все роли.

Ну и, конечно, Литвинов — это «Сказка за сказкой» с незабываемым ласковым приветствием «Здравствуй, мой маленький друг!».

Каждый «дружок», которому Литвинов предлагал послушать сказку, был уверен, что этот вкрадчивый голос обращается к нему персонально.

От советского Информбюро

Репродукторы на улицах стали символом времени. Все крупные проекты советской власти вряд ли были бы возможны без этих черных тарелок. Оттуда раздавались и начальственные директивы, и симфоническая музыка. Пропаганда сочеталась с просвещением. Так воспитывалось предвоенное поколение — пожалуй, самое «радийное» в нашей истории. Поколение, ставшее фронтовым.

Чем были для страны голос Юрия Левитана и Ольги Высоцкой? А для блокадного Ленинграда — Михаила Меланеда и Ольги Берггольц? Как их ждали, как прислушивались…

Если бы не этот «голос друга» из репродуктора — судьба сотен тысяч ленинградцев была бы еще горше. Радио в те годы спасало жизни, заставляло в самые голодные дни поверить в то, что придавало сил, чтобы не сдаваться…

Их интонации люди знали в нюансах. Улавливали малейшие перемены настроения.

В дни войны Юрий Левитан практически ежедневно сообщал сводки Совинформбюро и приказы Верховного главнокомандующего. Его низкий баритон звучал то скорбно, то торжественно, но всегда он был голосом державы, которая победит, в которую нельзя не верить.

И не случайно Адольф Гитлер считал его своим личным врагом: в первые годы войны Левитан убедительнее всех показывал миллионам людей, что страна не сломлена.

А потом стал предвестником победных салютов и самой Победы, о которой он объявил с теплотой и неудержимым торжеством.

Праздник накануне Дня Победы

Начинание 1925 года подкрепили в 1945-м, когда среди указов, связанных с последними днями войны, Верховный главнокомандующий подписал и такое постановление: «Учитывая важнейшую роль радио в культурной и политической жизни населения и для обороны страны, в целях популяризации достижений отечественной науки и техники в области радио и поощрения радиолюбительства среди широких слоев населения, установить 7 мая ежегодный «День радио». По существу, к тому времени славную дату и так уже отмечали 20 лет, но постановление повышало статус праздника. За два дня до Дня Победы страна с размахом отметила День радио — концертами, наградами.

С этого времени началась бурная пропагандистская кампания за приоритет нашей страны во многих областях науки и техники. Конечно, не обошлось без перегибов. «Россия — родина слонов», — шутили в те времена, подчеркивая абсурдность некоторых слишком патриотичных версий прошлого. Но кампания дала толчок изучению русской науки и в этом смысле была полезной.

В том же 1945 году Академия наук СССР учредила Золотую медаль им. А.С. Попова за достижения в области развития методов и средств радиоэлектроники. Эта престижная награда существует и в наше время. В 1949 году вышел на экраны достаточно помпезный фильм «Александр Попов», в котором роль ученого исполнил самый «державный» артист тогдашнего советского кино, Николай Черкасов.

Getty Images/Mondadori

Николай Черкасов (справа) в фильме «Александр Попов» (1949 год)

Престиж праздника возрос. Всерьез звучали предложения превратить его в «красный день календаря». А награды работникам радио (а затем — и Гостелерадио) к этому дню раздавались щедро, с размахом. И концерт проходил на высоком уровне — с участием звезд оперы, балета и эстрады.

В этот день Всесоюзное научно-техническое общество радиотехники и электросвязи им. А.С. Попова устраивало научные конференции, на которых участвовал даже знаменитый «отец телевидения» Владимир Зворыкин. Да-да, он приезжал в СССР из своего американского далека именно ради Дня радио.

Радио оставалось самым массовым средством информации и после появления почти общедоступного телевидения. Приметой советского времени стали домашние проводные «радиоточки».

Этот относительно дешевый прибор, как правило, располагавшийся на кухне, давал возможность приобщаться к Первой и Третьей программам всесоюзного радио, а также к популярному «Маяку», который постоянно транслировал музыку разных жанров.

Помимо этой простейшей техники, в ходу были и более прихотливые машины. Радиолы, магнитолы, компактные «Спидолы» и «Альпинисты», наконец, благородные дорогие приемники ВЭФ и «Океан», на которых можно было, преодолевая глушилки, на коротких волнах ловить даже «Голос Америки».

В те годы праздник радио отмечался во всех странах «социалистической ориентации». В наше время о советском Дне радио, помимо России и бывших советских республик, твердо помнят только в Болгарии.

Есть другие дни радио, они родились в Америке, в Италии, во Франции… Но мы-то знаем, что первой была Россия и наш День радио — самый правильный.

И уж точно самый возрастной из всех праздников такого рода — ведь у нас его отмечают на государственном уровне с 1925 года.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

Источник: https://iz.ru/1007450/arsenii-zamostianov/den-radio-izobretenie-inzhenera-popova

Так кто же изобрёл радио: Гульельмо Маркони или Александр Попов?

Как появилось радио

В 1895 году русский физик Александр Попов использовал свой инструмент для исследования гроз для демонстрации передачи радиоволн Кто изобрёл радио? Ваш ответ, вероятно, будет зависеть от того, откуда вы родом.

7 мая 1945 года Большой театр в Москве был забит учёными и государственными деятелями из коммунистической партии Советского Союза, праздновавшими 50-летний юбилей первой демонстрации радио, проведённой Александром Поповым.

Это была возможность воздать почести отечественному изобретателю и попытаться увести исторические записи в сторону от достижений Гульельмо Маркони, которого во многих странах мира признают изобретателем радио. 7 мая было объявлено в СССР днём радио, который празднуется по сей день и в России.

Заявление о приоритете Попова как изобретателя радио основывается на прочитанной им 7 мая 1895 года лекции «Об отношении металлических порошков к электрическим колебаниям» в Санкт-Петербургском университете.

Александр Попов разработал первое радио, способное передавать азбуку Морзе

Устройство Попова было простым когерером [«трубкой Бранли»] – стеклянной колбой, внутри которой находятся металлические опилки, а наружу выходят два электрода, расположенных в нескольких сантиметрах друг от друга.

Устройство было основано на работах французского физика Эдуарда Бранли, описавшего подобную схему в 1890-м, и на работах английского физика Оливера Лоджа, улучшившего устройство в 1893-м. Изначально сопротивление электродов велико, но если на них подать электрический импульс, появится путь для прохождения тока с небольшим сопротивлением.

Ток пойдёт, но потом металлические опилки начнут комковаться и сопротивление вырастет. Когерер нужно трясти или постукивать по нему каждый раз, чтобы заново рассыпать опилки.

По информации центрального музея связи имени А. С.

Попова в Санкт-Петербурге, устройство Попова было первым радиоприёмником, способным распознавать сигналы по их длительности. Он использовал когерерный индикатор Лоджа и добавил поляризованное реле телеграфа, работавшее как усилитель постоянного тока.

Реле позволило Попову соединять выход приёмника с электрическим звоночком, устройством записи или телеграфом, и получать электромеханическую обратную связь. Фото такого устройства со звонком из коллекции музея приведено в начале статьи. Обратная связь автоматически возвращала когерер в исходное состояние. Когда звонок звенел, когерер автоматически трясся.

24 марта 1896 года Попов провёл ещё одну революционную публичную демонстрацию прибора – на этот раз уже передавая информацию азбукой Морзе по беспроводному телеграфу.

И снова находясь в Санкт-Петербургском университете, на заседании Русского физико-химического общества, Попов пересылал сигналы между двумя зданиями, находившимися в 243 метрах друг от друга.

Профессор стоял у доски во втором здании, записывая принимаемые азбукой Морзе буквы. В результате получились слова: Генрих Герц.

Такие, как у Попова, схемы на основе когерера стали основой для радиооборудования первого поколения. Их продолжали использовать до 1907 года, когда им на смену пришли приёмники на кристаллических детекторах.

Попов и Маркони относились к радио совершенно по-разному

Попов был современником Маркони, однако они разрабатывали свою аппаратуру независимо, не зная друг о друге. В точности определить первенство сложно из-за неадекватного документирования событий, спорных определений того, что считать радио, и национальной гордости.

Одна из причин, по которой в некоторых странах первенство отдают Маркони, заключается в том, что он был больше осведомлён о тонкостях интеллектуальной собственности. Один из наилучших способов сохранить за собой место в истории – зарегистрировать патенты и вовремя опубликовать свои открытия. Попов этого не делал.

Он не подавал заявку на патент для своего детектора молний, и официальных записей о его демонстрации, проведённой 24 марта 1896 года, не существует. В итоге он забросил разработку радио и занялся недавно открытыми рентгеновскими лучами. Маркони же подал заявку на патент в Британии 2 июня 1896 года, и она стала первой заявкой из области радиотелеграфии.

Он быстро собрал инвестиции, необходимые для коммерциализации своей системы, создал крупное промышленное предприятие, и поэтому во многих странах за пределами России считается изобретателем радио.

Хотя Попов и не пытался коммерциализировать радио с целью передачи сообщений, он видел его потенциал в использовании для записи атмосферных возмущений – как детектора молний. В июле 1895 года он установил первый детектор молний в метеорологической обсерватории Лесного института в Санкт-Петербурге.

Он был способен обнаруживать грозы, идущие на расстоянии до 50 км. Второй детектор в следующем году он установил на Всероссийской мануфактурной выставке, проходившей в Нижнем Новгороде, в 400 км от Москвы. Через несколько лет после этого часовая компания Hoser Victor в Будапеште начала производство детекторов молний на основе разработок Попова.

Устройство Попова попало в Южную Африку

Одна из его машин добралась даже до Южной Африки, проделав путь в 13 000 км. Сегодня её выставляют в музее Южно-Африканского института инженеров-электриков (SAIEE) в Йоханнесбурге. Музеям не всегда точно известны подробности истории их собственных экспонатов. Происхождение устаревшего оборудования отследить особенно трудно.

Музейные записи неполны, персонал часто меняется, и в результате из памяти организации могут пропадать сведения о каком-либо объекте и его исторической важности. Так могло случиться и с детектором Попова в Южной Африке, если бы не острый глаз Дёрка Вермюлена, инженера-электрика и давнишнего члена группы любителей истории при SAIEE.

Много лет Вермюлен считал, что этот экспонат является старым амперметром с возможностью записи показаний, использовавшимся для измерения силы тока. Однако однажды он решил получше изучить экспонат. К своему восторгу он обнаружил, что это, возможно, самый старый из экспонатов в коллекции SAIEE, и единственный сохранившийся прибор Йоханнесбургской метеорологической станции.

Детектор молний Попова с Йоханнесбургской метеорологической станции, выставляющийся в музее Южно-Африканского института инженеров-электриков. В 1903 году колониальное правительство заказало детектор Попова среди прочего оборудования, необходимого для недавно открытой станции, расположенной на холме на восточной границе города.

Схема этого детектора совпадает с оригинальной разработкой Попова, за исключением того, что тремблер, встряхивавший опилки, также отклонял записывающую ручку. Полотно для записей было обёрнуто вокруг алюминиевого барабана, делавшего оборот раз в час.

С каждым оборотом барабана отдельный винт сдвигал полотно на 2 мм, в результате чего оборудование могло вести записи событий несколько дней подряд.

Вермюлен описал свою находку для декабрьского номера журнала Proceedings of the IEEE от 2000 года. Он, к сожалению, покинул нас в прошлом году, но его коллега Макс Кларк смог прислать нам фотографию Южно-Африканского детектора.

Вермюлен активно агитировал за создание музея коллекции артефактов, хранящихся в SAIEE, и добился своего в 2014-м. Кажется справедливым в статье, посвящённой пионерам радиосвязи, отметить заслуги Вермюлена, и вспомнить о найденном им детекторе радиоволн.

  • радио
  • попов
  • маркони
  • когерер
  • лодж

Хабы:

  • Беспроводные технологии
  • История IT

Источник: https://habr.com/post/501072/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.